Муж сменил имя, чтобы я не признала в нем школьное посмешище

18.11.201912:15

Муж сменил имя, чтобы я не признала в нем школьное посмешище

Когда я училась в шестом классе, меня перевели в новую школу. Мы с родителями переехали, а до старой было очень далеко добираться.

Самым большим шоком для меня стала школьная столовая. Повариха, дама неопределенного возраста, большой железной ложкой взвешивала пюре прямо на весах, а потом соскребала его в тарелку и ставила на раздачу.

Котлета, упавшая на пол, с покер-фейсом поднималась и складировалась обратно в тарелку. Россыпь столовых приборов на подносе, на которых отчетливо виднелись отпечатки ее пальцев, бе.

У поварихи был сын, он учился тогда в восьмом классе. И стоило ему появиться в столовой, как раздавался радостный крик:

— Аристархушка! Скорее, пойдем, я тебя покормлю!

Над Аристархушкой смеялась вся школа. Щупленький, в очках, говорили, что с пятого класса он ходил в школу в одной и той же одежде. Я слышала, что сначала ему брюки и кофты подгибали, потом он носил как есть, а в 9 классе рукав его кофты заканчивался сантиметров на 10 до запястья.

Поговаривали, что всем недругам Аристарха его мать-повариха плевала в суп и в разбавленный яблочный сок. Поэтому смеялись над ним за глаза.

Он ушел из школы после 9, вместе с ним уволилась из школьной столовой и его мать, а я закончила там 10-11 классы и уехала в Питер. Про этого Аристарха я и думать забыла.

Но повариха словно отпечаталась в моей памяти. Грузная женщина, с сальными волосами и мясистыми пальцами. Она долгое время была героиней моих ночных кошмаров.

В Питере я осела, не стала возвращаться домой после института. Там же я познакомилась с Дмитрием. Мы сняли квартиру и стали жить вместе. По счастливой случайности, мы с Димкой были родом из одного города. И даже учились в одной школе. Но я его в упор не помнила.

Мы расписались, не став устраивать балагана из нашего праздника. Потом взяли ипотеку и кредит на машину. Я забеременела и ушла в декрет. Мои родители часто к нам приезжали, а семья Димы ему даже не звонила. Как рассказывал муж, его мать снова вышла замуж и родила ребенка, когда самому Диме было 17.

Пару месяцев назад кампания, где работал Дима, обанкротилась, и мой муж остался без работы. Он решил продать квартиру, погасить ипотеку и вернуться в родной город. Я еле-еле его уговорила не трогать жилье. Сдать и переехать — да, как вариант.

Так мы и сделали. Питерскую квартиру сдали. Жить стали у моих родителей, дочку приспособили в садик, сами нашли работу. И тогда-то и состоялось мое знакомство со свекровью — нас пригласили в гости на чай с пирогами. Дима упирался как мог — не хотел идти. Но я его пристыдила и он согласился сходить к матери в гости.

Я зашла в мрачную квартиру. Разруха, облезлые обои, какие-то деревянные ящики. Среди этого великолепия — 16-летняя густо накрашенная девица, скривившаяся при нашем виде. И та самая школьная повариха на кухне!

— Аристархушка! Дорогой мой, что же ты так долго не приезжал! А это кто у нас? Чья такая маленькая хорошенькая девочка, а? Такая сладенькая, что я сейчас ее съем! — все тот-же противный голос, пригрозивший поеданием, довел мою дочь до истерики.

Я обняла ребенка и принялась успокаивать.

— Мама, я — Дима! Запомни уже! — недовольно пробурчал муж.

И тут до меня дошел весь ужас ситуации. Тот самый Аристархушка стал моим мужем, а повариха из школьной столовой — моя свекровь.

Я успокоила дочь. Свекровь принялась чистить для нее яблоко. В процессе чистки, по стене полз русак. Свекровь прихлопнула его ладонью, и, как ни в чем не бывало, принялась чистить яблоко дальше. А почистив, сразу вручила его ребенку.

Я схватила дочь и пулей вылетела из квартиры, меня всю трясло от отвращения и от осознания того, кто достался мне в родственники. Муж бросился меня догонять. Я шла домой в родителям и ревела, прижимая к себе ребенка. А Дима-Аристарх оправдывался.

— Алена! Я не хотел туда идти! Ты сама настояла! Мама… она всегда такая была. Специально в школу устроилась, чтобы рядом со мной быть. Я пока учился, думал что свихнусь со стыда. Я тебя помню, ты тогда в седьмом классе училась, пробегала по коридору на перемене и в меня врезалась. Я тебе руку протянул, чтобы помочь подняться. А ты скривилась. А потом я тебя в Питере встретил. Имя поменял, чтобы с тобой нормально познакомиться. Она хорошая, просто немного… не брезгливая. Не молчи, скажи хоть что-нибудь!

Я шла, ничего не отвечая. Я не хочу, чтобы меня связывало хоть что-то с этой женщиной. Просто не хочу. Если бы я раньше знала, кто именно приходится Диме-Аристарху матерью, я бы и близко к нему не подошла. Она с самой школы вызывает у меня омерзение.

Добравшись до дома, я попросила мужа собрать вещи. Сказала, что хочу разобраться к себе и нам надо пожить отдельно. Он ушел. Мама говорит что я ненормальная. Что неважно, кто воспитал Диму, а важно, кем он является сейчас. А мой поступок выглядит так, что как только у Димы начались трудности, я начала бежать с корабля.

А я все рано не могу, как бы это не выглядело со стороны. Я не хочу, чтобы эта женщина была бабушкой моей дочери. Не хочу, чтобы бывшие одноклассницы показывали на меня пальцем и смеялись что я вышла замуж за школьное посмешище, сына поварихи.

Получается, муж меня обманул. Раз он даже имя сменил, чтобы выдать себя за другого человека. А у брака, построенного на обмане, нет будущего.

Мало того, свекровь еще позвонила и сказала что хочет поближе познакомиться с внучкой! Как объяснить, что я не хочу с ней иметь ничего общего? Как? Намеков она не понимает.

Не понимаю, как вообще подобное могло со мной случиться?

Муж сменил имя, чтобы я не признала в нем школьное посмешище
Adblock
detector